Влияние православия на становление русского национального характера. Как христианство может повлиять на характер человека


Влияние религии на личность

Влияние религии на личностьКак религия влияет на личность человека? Как манипулируют? Помните что Люди с устоявшимися, но односторонними взглядами, и религиозными также, достаточно легко поддаются манипуляции при использовании привычных для них методов и правил влияния.

Влияние религии на личность

Религия может значительно влиять на формирование личностной жизненной концепции человека, на тип ее социальной активности, отношение к различных бытовых и служебных ситуаций. То же время уровень религиозности, способность организовывать жизнедеятельность согласно религиозным постулатам значительно зависит от базовых личностных особенностей.

Традиционным вероисповеданием в России и Украине является православие, является ортодоксальной течением христианства. Христианство декларирует любовь к ближнему, терпимость, смирение и всепрощение. Кроме православия, в Украине, Белоруссии и России исповедуют множество других религий, большинство из которых возникли в начале 90-х pp. XX в.

Во время «религиозной экспансии» в государстве появился ряд деструктивных религиозных сект. Влияние на людей оказывается посредством внушения и самовнушения, проводимой на фоне психофизического истощения.

Последнее обеспечивается выполнением разнообразных ритуалов, запретом сна, изнурительной физической работой, голоданием, строгим соблюдением диеты, бедной белками и нужны головном мозге аминокислоты.Но только мастерства манипуляторов мало. Не каждый человек подвергается такому воздействию.Наиболее податливыми есть люди, склонные к образованию сверхценных идей, внушаемых, со слабым типом нервной системы.

Аудиовизуально диагностировать членов деструктивных сект можно по следующим признакам: безразличие к собственной внешности, комфорту, часто худоба, нездоровый цвет лица (кожа с желтовато-сероватым оттенком, темными пятнами под глазами), сутулость, отсутствие заинтересованности в внешних событиях, отстраненность от окружения, замкнутость , сосредоточенность на собственных размышлениях, явное оживление во время ведения разговоров о важных, проповедуемые в секте, идеи.

Например, о величии Марии Дэви Христос, о глубине и значимости Рериховского учения космического разума, Высшей Истины, йоги и т.д.. Признаком есть очевидная одержимость при осуществлении сектантских ритуалов: медитации, проговаривание алогичных текстов, перегруженных словами-неологизмами, резко отрицательное отношение к определенному виду одежды, пищи и т.д..

Сторонники традиционных и новых вероисповеданий, независимо от ценностей декларируемых, обычно живут и действуют по обстоятельствам. Как жертва, так и убийца равно обращаются к Богу за помощью. Глубокая вера в ценности не лишает человека праздности, привычки лгать, воровать или убивать. Некоторые религии откровенно и громко пропагандируют национальную и религиозную превосходство, избранность себя Богом и, соответственно, второстепенности других. Сторонники такой религии откровенно или скрыто пренебрежительно относятся к людям, рассматривают их как низких существ, к которым нужно относиться как к животным, не обращая внимания на нормы морали, требования социума и законов, их душевные и физические страдания. Человек, глубоко верит, не всегда порядочным человеком, а иногда и наоборот.

Общение с человеком, проникается религиозными идеалами, требует особого подготовки по религиозным вопросам, знания декларируемых истин и реальной цели проводников.

Если хорошо ориентироваться в вопросах веры и религии, то можно достаточно эффективно влиять на человека, верит, всегда можно найти клавиши, нажимая на которые можно сыграть нужную мелодию.

Люди с устоявшимися, но односторонними взглядами, и религиозными также, достаточно легко поддаются манипуляции при использовании привычных для них методов и правил влияния. Можно сказать, что религия является еще одним фактором, который разделяет человечество в противовес дойные группировки, сеет раздор, ненависть и войну.Достаточно вспомнить тысячелетние отношения христиан и мусульман, православных и католиков, шиитов и суннитов, мусульман и индуистов, отношения внутри индуистских религиозных каст и др..

Похожие публикации для Вас:

starkov.su

Русский характер. Статья 6. Воспитание Православием / Православие.Ru

Части 1, 2, 3, 4, 5

В. М. Васнецов. Крещение Руси. Подготовительная роспись над входом на хоры в соборе во имя св. Владимира в Киеве. 1885—1886 гг.
Актом национальной самоидентификации – самосознания русского народа было крещение в Православие. Принадлежность к русскому народу всегда определялась не этнически, а по религиозным и культурным признакам, ибо «греческое вероисповедание, отдельное от всех прочих, дает нам особенный национальный характер» (А.С. Пушкин). После крещения разные племена сложились в единый народ. Истории известна аналогия: исход из Египта семитских племен, которые Моисей объединил верой в Единого Бога Яхве, – религия явилась основанием формирования и существования еврейского народа. Выбрав Православие, русский народ оформил себя; талантливая природа увидела себя в духовном зерцале православной религиозности, огранила и определила свою сущность. Православная культура не подавляет богатую природу славянина, обуздывает, окультуривает, созидательно ориентирует душевную энергию, претворяя стихийные доблести в добродетели нравственного существа. «Уже самая сущность новой религии – любовь к ближнему, столь доступная общему пониманию, – и вместе с тем прекращение кровавых человеческих жертв ненасытному Перуну не могли не произвести благодетельного переворота в народных представлениях о Верховном существе и не повлиять на смягчение грубых, жестоких нравов» (Д.И. Иловайский). Вместе с церковнославянским языком народ получил космос духовных традиций: античности, платонизма и неоплатонизма, патристики, Византии, – обретя доступ к истокам христианства. Акт духовного рождения наделяет народ своеобразными архетипическими свойствами. Отныне в русском характере отразились православные доминанты: духовность, соборность, универсальность, антиномичность, которые по-разному сказывались на разных уровнях культуры. «Вера в Бога давала русскому народу живую совесть, мудрое терпение, тихое трудолюбие, умение прощать и повиноваться, веру в царя, храбрость, преданность, любовь к родине и способность освещать и освящать лучами этой веры весь свой жизненный уклад – и быт, и труд, и природу, и самую смерть» (И.А. Ильин).

Христианство наиболее метафизическая религия. На судьбе русского народа запечатлено метафизическое тяготение, своего рода метафизическое предпочтение. Это сказывалось в философичности характера, в пренебрежении к благоустройству обыденной жизни, а также в эмпирических измерениях: народ освоил огромные суровейшие пространства, руководствуясь неким идеалом преображения бытия. Православную соборность народ принял как свое, родное. Многое в русской жизни определялось ею, в частности созидание империи – через собирание земель, соборное существование множества племен и религий. Соборность являлась основой русского национального идеала – единство многообразия в Церкви, обществе, государстве; братство и национальная солидарность. Национальный идеал оказывал влияние на формирование характера русского человека, в котором уживались противоположные качества. Выживаемость сочеталась с уживчивостью, самобытность со всечеловечностью – открытостью другим культурам и влияниям. Христианский универсализм сказался в открытости Востоку и Западу, в умении переплавлять различные культурные влияния, разрешать разнообразные проблемы. «Русская национальность есть мировая национальность, никогда не замыкавшаяся в круге племенных интересов, но всегда несшая идеалы общечеловеческой жизни, всегда умевшая дать место в своем деле и в своей жизни множеству самых разнообразных племен» (Л.А. Тихомиров).

В сути своей христианство антиномично: Триединый Бог, ипостаси Которого едины и неслиянны, Бого-человек, «смертию смерть поправ», через крест – воскресение, человек – не от мира сего, но в мире сем… Сверху антиномичность русского характера определялась религиозностью, снизу противоречивость характера народа усиливалась противоречивой судьбой. Отсюда склонность к крайностям при тяготении к гармонии, русская вольница при государственном закрепощении, сочетание централизации при самоуправлении земель.

Русская православная религиозность отличается от западной католической и протестантской, что усугубило различие русской и европейской души. «Существеннейшее и драгоценнейшее отличие Православия от римского католицизма (а потому и от взбунтовавшихся против него детей его – всех протестантских исповеданий) лежит не в догматической сфере, не в обрядовой и не в церковно-организационной, а в сфере религиозного акта и его строения… Все зависит от того, какие силы человека и народа – их души и духа – определяют самое верование, какие силы главные и первичные – и какие душевно-духовные силы являются вторичными и подчиненными. Православный человек движим другими первичными силами, чем католик. И в этом главное, неизменимое, неизвратимое, определившее русскую душу, ее религию и культуру» (И.А. Ильин).

Религия определяет культуру, жизненный уклад, характер народа. «Возможность оправдания делами есть основное положение всего католицизма. Им доказывается необходимость дел; человек должен творить дела оттого, что делами он оправдывается… Вот почему дела, внешние подвиги стоят так высоко в католицизме, так исключительно господствуют в жизни, им созданной» (Ю.Ф. Самарин). Западноевропейское христианство ориентирует человека на культ деятельности, на социальный успех, на внешнюю экспансию, на господство над природой. Русское Православие воспитывает созерцательность и духовную углубленность, способность любви к Богу и к людям. Макс Вебер писал о том, что западная ментальность характеризуется преобладанием «целе-рационального» поведения, в котором главное – результат действия. В православном жизнеощущении преобладает «ценностно-рациональная» установка, в которой действия человека оцениваются в соответствии с правильной линией поведения – не по конкретному результату, а в соответствии с традиционными религиозными, этическими, эстетическими и общественными ценностями. И.А. Ильин описывает онтологические характеристики европейской и русской религиозности: «Вера католика есть акт воли. Личной воли и церковной воли. Больше церковной, чем личной. Потом акт мысли – личной мысли и церковной мысли. Больше церковной, чем личной. Все остальное есть в католицизме подчиненное, несущественное, нехарактерное или прямо утраченное. Вера православного есть акт любви. Потом акт созерцания. Созерцающая же любовь есть совесть. Все остальное в Православии – воля, мысль, дисциплина – имеет значение вторичное и подчиненное. В этом главное различие. Отличие Иоанновского духа не от Павловского, а от не-Иоанновского и противо-Иоанновского».

Генезис европейской религиозности породил ее основные тенденции. «Католик унаследовал свой религиозный акт – от римской, древнеримской культуры, которая была культурой воли, юридической воли, властной воли, воли к господству над миром. И в то же время культурою мысли, не философской мысли, не разумной мысли, не созерцающей мысли, а мысли отвлеченной, рассудочной, ясной, трезвой, земной, эмпирической. Римлянин дохристианской эпохи был человеком волевой власти, вооруженного господства, трезвой логики, прозаического организаторства. В общем – стихии земной и трезвой. Не стихии любви. Стихии юридически-государственной, стихии договора, авторитета, покорения; стихии не совестной; не созерцающей; не любовной. Элемент расчета и пользы, выгоды и кары, сделки и оружия преобладал здесь над всем и делал римлянина, наподобие иудея, существом жестоковыйным и к христианству до крайности не предрасположенным. Этот акт – как национальный акт римского народа – влился иррационально в христиан римской нации – проник в католическую Церковь – определил ее ментальность, и веру, и этику, и организацию… Католик верует тогда, когда он решит веровать – и начнет заставлять себя верить. Поэтому неверие – как акт злой воли – было для него всегда преступлением; отсюда наказания безбожников, инквизиция, костры, крестовые походы против еретиков и знаменитый трактат “Молот ведьм”, написанный в 1487 году двумя инквизиторами… Эта книга обнаруживает изумительную логику, прекрасное знание Ветхого и Нового Завета, удивительную зоркость в клиническом описании женской истерии – и дает систематическое наставление, как надлежит, какими нечеловеческими пытками и муками пытать от имени Христа и во славу Христа истерически больных женщин. Я готов признать, что она одна из самых цельных, страшных и безбожных книг… Этим актом воли и рассудка определяется и нравственное учение католицизма. С неподражаемым мастерством логики и знания оно изложено в моральных трактатах отцов иезуитов… Все случаи и положения жизненного конфликта предусмотрены здесь и разрешимы с точки зрения их допустимости, греховности и простительности. Здесь есть и ум, и логика, и опыт, и теологическое образование. Но здесь нет ни сердца, ни живого созерцания, ни совести, а потому нет Христа и христианства. Здесь есть искусное разрешение лжи, коварства, порочности и предательства; здесь есть учение о том, что церковная цель оправдывает все и всяческие средства; но здесь нет ни любви, ни доброты, ни Божией благодати» (И.А. Ильин).

В православном воспитании коренятся основания противоречивости русского характера. В католическом мировоззрении бытие состоит из трех уровней: мир сей представляет собой сферу естественного, которая находится между небесной сферой сверхъестественного и областью зла – противоестественного. В русском православном миросозерцании мир делится на две сферы – Божественную и адскую. Земное существование не имеет собственной бытийности, это арена борьбы добра и зла. В Европе естественный уровень бытия – от теологии до права и техники – скрупулезно упорядочивал, регламентировал и мораль, и межличностные отношения (культура контракта). В России слабо развит серединный пласт культуры. Господство духа юридического контракта чуждо для русского человека, который более ориентирован на возвышенные идеалы и который не формален, задушевен в общении, непосредственно открыт Богу, людям и природе. Но недостаток буферной зоны естественного отзывается в русском человеке не только достоинствами.

Европейская горизонталь (земная укорененность) и русская вертикаль (устремленность к горнему) определяют различия в мировоззрении и характере народов. Русский человек пребывает в мире сем не от мира сего, он ощущает себя странником и пришельцем на этой грешной земле и устремлен к горнему. Поэтому он больше озабочен духовными, бытийными, а не потребительскими интересами, в то время как западный человек стремится самоустраняться от сложных вопросов и важнейших проблем. «Русский народ не любит гоняться за внешностию: он больше всего ценит дух, мысль, суть дела» (Ф.М. Достоевский). Русский больше склонен к внутреннему совершенствованию, а не к внешнему успеху, он больше печется о спасении души, а не о завоевании мира или приобретении земных благ, и поэтому же в жизни он вполне неприхотлив. «Он любит этот мир не ради его самого, а ради выявления в нем Божественного мира. Он ценит этот мир лишь постольку, поскольку видит в нем исходный материал для осуществления своей миссии… Русский не выносит расхождения между истиной и действительностью. Примечательно, что в русском языке для двух этих понятий существует одно и то же слово – правда. В своем редком двойном смысле оно означает то, что есть, и то, что должно быть. Русский не может жить иначе, как, не задумываясь, вносить элементы высшего порядка в вещественный мир, даже если этот мир их отторгает. В конечном счете земное приносится в жертву идее» (В. Шубарт).

Православная религиозность вырабатывала «тип русского человека с его недовольством этим миром, с его душевной мягкостью, с его нелюбовью к могуществу этого мира, с его устремленностью к миру иному, к концу, к Царству Божиему. Русская народная душа воспитывалась не столько проповедями и доктринальным обучением, сколько литургически и традицией христианского милосердия, проникшей в самую глубину душевной структуры» (Н.А. Бердяев).

Многие века христианское благовестие было жизненным призывом для русского человека. «Религия для русского – не второстепенное дело, которое “имеет кое-что сказать”, не воскресная разгрузка благочестивых чувств, которые в жизни не находят применения, не обязательная церковная служба, после которой человек опять семь дней бесцеремонно ступает по жесткой мостовой повседневности. Верующий русский всегда несколько “одержим”, не в смысле, что он “рвет и мечет”, а в том, что он все же чем-то ожесточен, так что время от времени должен уговаривать себя, чтобы не “выпасть” окончательно из скучной колеи повседневности. А если он молод, ему слишком хочется добиться своего с прямолинейным радикализмом и честной последовательностью, тут же, сегодня же, сейчас же. Перед лицом Божиим русский в своем “да” и “нет” – честен. Религия для него является чем-то “бескомпромиссным”. Эту склонность и особенность восточного благочестия на Западе склонны воспринимать и оценивать скорее как исключение. Как ты веруешь, так и реализуешься в жизни: за верой следует воля, за ней – слово, за словом – дело; остальное равносильно предательству собственной веры. Этот посыл застрял где-то в сердце и в жилах каждого русского, это ощущение в каждом русском может пробудиться внезапно и перевернуть всю его жизнь» (И.А. Ильин).

«Во что веруешь – то и имеешь». Русское мироощущение ориентировано на Абсолют и ищет абсолютное начало во всем, поэтому тяготеет к органичной цельности, избегает дробления на самодовлеющие сферы. «У русских, с их четко выраженной способностью к цельному созерцанию, всегда было сильно развито чувство, что ничто не следует рассматривать в отдельности» (В. Шубарт). Русское сознание универсально, всеобъемлюще, это народ, «естественное влечение которого – всеобъемлющая многосторонность духа» (В.Ф. Одоевский). Русскому присуща «устремленность к чему-то бесконечному. У русских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть. Эсхатологическая устремленность принадлежит к структуре русской души. Странничество – очень характерное русское явление, в такой степени незнакомое Западу. Странник ходит по необъятной Русской земле, никогда не оседает и ни к чему не прикрепляется. Странник ищет правды, ищет Царства Божиего, он устремлен вдаль. Странник не имеет на земле своего града, он устремлен к Граду Грядущему. Народный слой всегда выделял из своей среды странников… Есть не только физическое, но и духовное странничество. Оно есть невозможность успокоиться ни на чем конечном, устремленность к бесконечному» (Н.А. Бердяев).

Русский национальный дух органично соборен, в больном состоянии соборность оборачивалась тоталитарностью – общностью во зле. По мере отчуждения от православного жизнеощущения сознание образованных слоев становилось все дробным, расколотым и вместе с тем тоталитарным – всецело захваченным частным принципом.

С универсальной ориентацией русского духа и отсутствием серединной культуры связан русский максимализм: стремление к абсолютному во всем, к цельности мировоззрения, равнодушие к частному, частичному, неумение и нежелание рассматривать проблемы партикулярно (отъединенно от общего смысла), неумение находить компромисс… Как можно найти компромисс между добром и злом?! В то время как европейская культура построена на компромиссе интересов и компромиссе ценностей. Отсутствие серединного царства сказывается у русских «неискушенностью в выборе более цивилизованных пропорций добра и зла» (Г.В. Федотов), впадением в крайности, вплоть до противоположностей святое – звериное. Русскому духу не свойственна отвлеченная игра с понятиями, он с трудом мыслит частно, секулярно. «Русские вообще плохо понимают значение относительного, ступенность исторического процесса, дифференциацию разных сфер культуры. С этим связан русский максимализм. Русская душа стремится к целостности, она не мирится с разделением всего по категориям, она стремится к Абсолютному и все хочет подчинить Абсолютному, и это религиозная в ней черта. Но она легко совершает смешение, принимает относительное за абсолютное, частное за универсальное, и тогда она впадает в идолопоклонство. Именно русской душе свойственно переключение религиозной энергии на нерелигиозные предметы, на относительную и частную сферу науки или социальной жизни» (Н.А. Бердяев). Религиозная катастрофа для русского человека губительна: с потерей Божественного образа русский человек теряет и человеческий облик. Ибо нет серединного мира и нет средней меры во всем.

С метафизической ориентацией русского духа связана склонность к философским размышлениям. Иронично писал об увлеченности предельными вопросами русских мальчиков Ф.М. Достоевский: «Вот, например, здешний трактир, вот они и сходятся, засели в угол. Всю жизнь прежде не знали друг друга, а выйдут из трактира, сорок лет опять не будут знать друг друга, ну и что ж, о чем они будут рассуждать, пока поймали минутку в трактире-то? О мировых вопросах, не иначе: есть ли Бог, есть ли бессмертие? И множество, множество самых оригинальных русских мальчиков только и делают, что о вековечных вопросах говорят… Да, настоящим русским, конечно, это первые вопросы и прежде всего, да так и надо». Богословско-философский интерес проявляется не только у интеллигенции и молодежи: «Русскому народу свойственно философствовать. Русский безграмотный мужик любит ставить вопрос философического характера – о смысле жизни, о Боге, о вечной жизни, о зле и неправде, о том, как осуществить Царство Божие» (Н.А. Бердяев). Причем философичность как стремление к поиску смысла во всем сказывается не только в умствовании, но и в жизни; для русского истина есть прежде всего истинная жизнь, поискам которой и служит философия: «Русский ищет нечто главное, нечто самое важное, законченное, что он понял и признал, на чем он хочет “строить”, чтобы полностью исчерпать себя, отдав весь свой темперамент, свою любовь, радость самопожертвования» (И.А. Ильин). В безрелигиозном сознании философическая склонность вырождалась в беспредметное абстрагирование и утопизм, ибо не было скреп серединной культуры. Так, русская интеллигенция «умудрялась даже самым практическим общественным интересам придавать философский характер… Черта эта отразилась в нашей публицистике, которая учила смыслу жизни и была не столько конкретной и практической, сколько отвлеченной и философской даже в рассмотрении проблем экономических» (Н.А. Бердяев).

О религиозной всеобъятности русской души писал Иван Ильин: «Русская мысль в основе своей религиозна, выдержана в созерцательно-интуитивном духе, обусловлена личностно-общественной установкой; она созерцательна даже в сфере высшей математики (у Лобачевского, Лузина и др.). Она религиозно окрашена у всех по-настоящему глубоких русских философов; она интуитивна у всех русских историков и, что особенно заметно, в среде своеобразной русской медицины, которая врачует больного как единственное в своем роде страждущее существо, требующее конкретно-индивидуального подхода и созерцательного метода исцеления». Не только сознание, все проявления русского духа ориентированы религиозно: «Русская воля получает свой размах только тогда, когда она что-то любит (патриотизм), и разворачивается ее невиданная удаль только тогда, когда эта любовь в основе своей религиозна. Русское искусство поет и светится только тогда, когда созерцает сердцем; как только русская поэзия начинает пренебрегать национальной структурой этого акта, она неизменно оскудевает, приходит в упадок. Русская живопись находит, к сожалению, малый отзвук в сегодняшней Европе как раз потому, что рассудочно настроенное воображение европейца способно тронуть только нечто чувственно-материальное и конструктивное; сердце свое он оставляет дома, а об истинном созерцании сердцем имеет весьма отдаленное представление… Русский театр есть не что иное, как театр духа, возникший из природной потребности отдаваться созерцанию всем существом» (И.А. Ильин).

Православное отношение к Богу – сострадание страстям Господним и благоговение перед воскресением Спасителя – воспитывало в русском человеке смиренное принятие тягот жизни и трудов, нужды и лишений, болезней и печалей как очищающее крестонесение. «В этом религиозный источник русской стойкости и терпения, что нельзя объяснить, исходя из исключительно биологической витальности русских. Отсюда колоссальная выносливость и сила жертвенности русского народа. Верующий русский в молитвах и в мирской жизни называет себя “рабом Божиим”. Причем слово “раб” производное от слова “работать”. Именно в этом глубоком смысле оно воспринимается и используется в церковно-славянском языке… В данном случае “раб Божий” скорее будет означать “труженик Божий”, “слуга Божий”» (И.А. Ильин). Переживая сораспятие Христу, «верующий русский всегда готов к страданию. В “бессмысленное” страдание он вообще-то не поверит. И если страдание настигает его, то он смотрит не в прошлое – на “причины”, “вину”, а скорее в будущее, на преодоление страдания, его “смысл”, его “цель”, в надежде на очищение и наставление. Верующий православный убежден, что напрасных страданий не бывает; что Христос на земле пострадал “ради нас”; что Христос любит каждого страдальца и разделяет с ним его страдание. Не зря же народная мудрость гласит: “Христос терпел и нам велел”» (И.А. Ильин). Православие учило воспринимать благовестие Спасителя как религию любви – Господь есть любовь, что гармонировало с природной добротой русской души. Любовь к личному Богу углубляла любовь к конкретному человеку: «Русское этическое сознание ставит любовь и сострадание к человеку выше любви к государству, к нации, к отвлеченной морали, к семье, к науке, к цивилизации и прочему» (Н.А. Бердяев).

www.pravoslavie.ru

Почему христианство постепенно теряет свое влияние

В действительности, если мы изучим историю христианства, то заметим, что в течение двух тысяч лет с ним происходили постоянные определенные изменения. Например, 500 лет назад произошла реформация, благодаря которой учение Христа было полностью изменено. Это была попытка приспособить его учение к современному обществу, и это происходило вплоть до нашего времени. На Ваш вопрос: “Почему христианство теряет силу как доступная духовная альтернатива современной материалистической цивилизации?”, - я бы ответил, что в действительности именно христианство в своих искаженных формах и является причиной существования нашего материалистического общества. Современный материализм является всего лишь результатом определенного развития христианства. Термин “развитие” можно рассматривать как отклонение. Христианская церковь отклонилась от изначального учения Иисуса Христа, что привело к бездуховности.

Существуют древние версии Нового Завета. Где описывается вегетарианство, перевоплощение и то, что конечная цель религии состоит в освобождении души из цикла рождений и смертей...

Христианство в своей изначальной форме было очень аскетичной религией. Любой ученый, изучающий раннюю историю христианства, может это подтвердить. В первые 300 лет после ухода Христа христианство не было организовано так, как в наши дни. Тогда не существовало органа под руководством архиепископа или некто в его роде. Группы христиан были разрознены, они просто старались следовать Христу и Его учению, не отклоняясь от указаний своих предыдущих учителей. Некоторые из этих групп особенно отличались своим аскетизмом и глубоким пониманием духовности, которое перекликается с учением сознания Кришны. В частности, вера в перевоплощение души. Некоторые активные группы верующих были убеждены в перевоплощении души.

Существовали также христиане-гностики, которые впоследствии были объявлены еретиками. Но в те времена они считали себя христианами, и люди в обществе принимали их за таковых. Также были христиане, которые верили, что одной из самых важных причин явления Христа была в том, чтобы остановить жертвоприношения животных. Об этом, кстати, можно прочитать в самой Библии. В Новом Завете есть утверждение, что Христос пришел, чтобы прекратить жертвоприношения животных, которые практиковались в иудаизме еще со времен Моисея. Современные христиане соглашаются с этим. Но некоторые из ранних христиан пошли дальше, они утверждали, что Христос отвергал не только жертвоприношения, но и поедание их плоти.

... именно христианство в своих искаженных формах и является причиной существования нашего материалистического общества.

Существуют древние версии Нового Завета, которые сейчас известны как Апокрифы, гностические тексты. Они содержат ясные утверждения на этот счет. В них описывается вегетарианство, перевоплощение и то, что конечная цель религии состоит в освобождении души из цикла рождений и смертей. Этого можно добиться лишь принятием учения Христа, но не внешне, а если практически последовать ему. Ранние общины гностиков прославились своим строгим следованием принципам аскетизма и отречения. Они занимались воспеванием имен Бога. Таковы некоторые из самых ярких аспектов практики так называемых гностиков.

Восточные христианские традиции, которые можно увидеть в наше время в Греции, России, Болгарии, сохранили в себе некоторые их черты. Монахи принимают обеты воспевать имя Иисуса на всю оставшуюся жизнь и верят в то, что благодаря воспеванию Его имен произойдет феномен, известный как теосис. Это означает, что человек входит в дух Бога и одухотворяется.

Вот таким было христианство в своем первоначальном виде.

Сухотра Свами Махарадж... www.Vedic-Culture.in.ua ...

vedic-culture.in.ua

Влияние православия на становление русского национального характера

Введение. 

     Каждый  национальный характер имеет свои, лишь ему одному присущие особенности душевного склада, которые проявляются в его неповторимой национальной индивидуальности. Причём речь в данном случае идет не о внешнем, физическом различии, а об отличии душевного склада, мировосприятия, психологических особенностей, менталитета. У каждого народа своя судьба, свой исторический путь, своя культура, свои веками выработанные и выверенные духовные традиции, методы и практика поиска Истины, своя национальная идеология и свой национальный закон бытия. Бессмысленно и бесполезно пытаться идти чужим, заимствованным путем. Самобытность и самостоятельность всякого народа, будь то в духовном, культурном, экономическом отношении, - залог его успешного продвижения вперед. Как отдельный человек, так и весь народ в целом не может жить нормальной, полноценной жизнью, заимствуя чужие идеалы, чужую веру и чужих богов. Не имея своей собственной, выстраданной веры, своих убеждений, своего представления о том, что есть добро и что - зло, никакой народ не создаст ничего великого и ничего не скажет другим народам, ничем не обогатит их духовного бытия и их жизни. И как бы ни были хороши, красивы и привлекательны чужие идеалы, чужие боги и чужая вера они всегда будут оставаться чужими и всякий раз оказываться бесплодными при каждой попытке перенести и укоренить их на другой национальной почве.

     Восстановление  ощущения собственного «Я», то есть самоидентификация народа, - это, прежде всего, возрождение исторической памяти и национального самосознания. Чтобы понять, кем мы являемся сейчас, нам необходимо осознать, какими мы были, в том числе, - каким был русский национальный характер. Более всего о характере народа свидетельствует его историческая судьба. Здесь следует повторить очевидные исторические факты, которые в силу господствующих предрассудков вовсе не очевидны для общественного мнения - и отечественного, и зарубежного. Ни один цивилизованный народ не выжил в подобных - невиданно трудных климатических, природных и геополитических условиях, освоив, при этом, наибольшие в истории пространства, сформировав самое большое в мире государство, не уничтожив и не поработив ни одного народа, создав великую культуру. Совершенно очевидно, что народ, совершающий эти беспрецедентные деяния, обладает уникальными качествами.

     Исследование  русской православной религиозности - важнейшая составляющая часть изучения этнической психологии и сознания русского народа. В общем плане значительное влияние восточного христианства на быт, культуру и национальный характер русских признано бесспорным. Однако конкретный механизм, направление, степень и формы этого влияния до конца не выяснены и нуждаются в глубоком научном анализе.

     Религиозность предстает как изначальное качество человеческой души. Это некий духовный центр, влияющий на развитие и направление других онтологических способностей человека: ум, волю, чувства.

     Религиозность присутствует в каждом человеке, в  той или иной степени выраженности. Ее нельзя истребить или уничтожить. Она продолжает свое бытие подчас в самых невероятных формах, выявляя главную и непреодолимую человеческую потребность - верить.

     Русская православная религиозность, как и  всякая религиозность, - явление сложное и многообразное. Столь же многообразны и аспекты изучения: этнографический, исторический, культурологический, социальный, философский, политический, богословский и др.

     Взаимодействие  этнического и конфессионального  продолжает быть актуальным и сейчас, в обстановке духовного возрождения  русского этноса.     

    1. Православие. Происхождение, понятие, особенности 

    1.1. Немного о термине «православие» 

    Вообще, происхождение данного термина  «православие» обычно связывается с понятием ортодоксия (ortodox), в этимологии которого содержатся греческие слова, переводимые как «правильное мнение». К определению я добавлю, что понимать православие надо не как религию, а как теологическую систему, включающую ядро и множество толкований основ его. Именно так надо понимать православие с точки зрения краеугольного камня сей теологической системы – принципа соборности, который отсутствует в католицизме и его толках. Поэтому в Православии немыслимо укоренение каких-либо внешне авторитарных идеологических и организационных форм, типа общеобязательной богословской доктрины или догмата о непогрешимости Папы Римского. Здесь традиционно отсутствует приверженность к строгой формальной упорядоченности, идеологической четкости и законченности вероучения. Восточное христианство избегает умножения догматов под влиянием «актуальных задач» и потребностей «современности». Во многих важных проблемах богословия и церковной жизни оно предоставляет большую свободу мысли и мнения, стремясь создать не столько мировоззренческую  систему, сколько разработать методы, приспособленные для решения определенных богословских и религиозно-нравственных задач.

    С другой стороны, это понятие означает неуклонное следование основам и традициям какого-либо учения, избегающее даже малейших различий с исходными установками. Чаще всего оно употребляется в отношении ряда религиозных доктрин, а именно, таких, которые в качестве особого долга верующих предписывают соблюдение чистоты и неизменности вероучения. В истории христианства ортодоксия всегда занимала заметное положение, вплоть до самоназвания через этот термин одной из конфессий. Вошедшее в обиход славянского мира слово «православие» (правильное славословие Бога)— калька греческого понятия.

      Сакральность  и неповрежденность основоположений  новой веры выступали свидетельствами ее непогрешимости, из чего выводился приоритет христианства для общественных порядков и нравственности, по сравнению с гетеродоксией (разномыслием) и политеизмом. 

      1.2. «Русское» православие 

     Свое  понимание ортодоксии греко-кафолическая церковь распространяла и на смежные с Византией области славянства. Наибольший масштаб ее влияние получило в Киевской Руси, где «греческое» христианство оказалось лучше всего совместимо с процессами, происходившими в общественном устройстве и государственной идеологии.

      Изначально  произошедшее сочетание восточно-христианской церковности с традиционным укладом древнерусской культуры привело к возникновению такого типа религиозной жизни, который воплотил в себе весьма специфическое понимание правоверия (или православия, как стали называть приверженность к ортодоксии). Греко-византийская ортодоксия образовала лишь как бы верхний, концептуальный уровень вероисповедания, получившего название русского православия. В глубине же массового религиозного сознания сложился этнически окрашенный православно-языческие синкретизм. Не случайно, что в России для обыденного восприятия православие зачастую выступает как «национальная религия русских», а в числе доминант культового поведения всегда присутствует насыщенное магизмом обрядоверие.

      Однако, следует подчеркнуть: речь идет именно о религиозном течении и потому корректный подход к любым проявлениям православия невозможен без знакомства с его основными, культовыми и организационными параметрами.

     Конечно, отчетливое религиозное знание и  определенное понимание всех догматов Православного христианства не могло сделаться сразу духовным достоянием русского человека, но основы Православия, важнейшие истины его и существеннейшие понятия каковы: о Боге, Творце и Промыслителе мира, о Божией Матери, Заступнице рода христианского, о святых угодниках Божиих, ходатаях пред престолом Всевышнего за грешного человека, о вечном блаженстве праведников и мучении грешников, и некоторые другие,- несомненно, были восприняты и усвоены всем народом русским. А в этих истинах - сущность христианства; они-то и окрылили разум русского человека, воспламенили его чувства и родили в нем искреннюю, неподдельную и увлекательную набожность русскую, которая нередко даже и доселе служит предметом удивления для целого мира. До какой степени мысль русская прикована была к вере святой и, с другой стороны, насколько ревниво русский человек старался соблюсти себя даже от самомалейших нарушений того, что указано церковью Православною, это показывают, например, известные «Вопросы черноризца Кирика» к епископу Новгородскому, св. Нифонту (XII стол.). Да, впрочем, это удостоверяет и вся наша история: на Руси меньше всего было примеров религиозного вольномыслия и своеволия в отношении к учению и уставам Церкви. В течение целого ряда столетий, вплоть до XVIII, Православие было единственным источником просвещения для русского человека, единственною пищею для его ума и материалом для его мышления. С XVIII стол., хотя умственный горизонт русского человека значительно расширился, и в сферу русского просвещения вошли интересы иные, кроме религиозных, все же Православие осталось, как без сомнения и должно впредь всегда оставаться, незаменимым и высшим культурным идеалом для русского человека.

     Основные  черты русской православной религиозности характеризуют следующие понятия:

    • Жертвенность, мученичество, исповедничество (стояние в вере), жажда подвига, бесконечное терпение (долготерпение), покорность Промыслу Божию, мессианство, готовность к сверхчеловеческому страданию, жажда праведности.
    • Иконность, юродство о Христе, символизм, особая культура веры и молитвы, подвижничества, служения.
    • Спокойная истовость, гармония, достоинство, покой, сосредоточенность, простодушие, мудрость, смирение, поэтичность, непосредственность, откровенность, братскость в вере и т. д.
    • Духовная свобода, всепрощение, мягкость, душевность, сердечность, доверительность, теплота, человечность, всепоглощающая любовь, сострадательность, открытая живая совестливость, миролюбие.
    • Укорененность (вплоть до врожденности и слияния) христианства в национальной этике, психологии и т. д., душе и жизни русского народа. Живое желание духовно-нравственного совершенства. Чувство собственного духовного достоинства. Свободная очевидность (свободное повиновение, служение не за страх, а на совесть, самозаконное предание себя Богу и т. д.). Чувство непрестанного предстояния пред Богом, взыскание Господа. Радостное самоутверждение в Боге
    • Иерархичность.
           

     2. Национальный характер. Особенности и условия формирования 

     2.1. Понятие «национальный характер» 

     По  определению некоторых исследований: национальный характер - это генотип плюс культура.

     Так как генотип, то, что каждый человек  получает от природы, то культура - это то, к чему человек приобщается с рождения, поэтому национальный характер, кроме неосознанных культурных архетипов, включает в себя и природные этнопсихологические черты индивидов.

     Народ – не хаотическое множество людей, как утверждают одни, но и не соборная личность, как полагают другие. Личностью, или персоной, является только человек. Народ представляет собой соборный организм, имеющий соборную душу. Метафизическое сообщество человеческих душ и объединяет их в народы.

     На  земле это отражается в единстве исторической судьбы и ответственности. Потомки несут историческую эстафету предков и отвечают за содеянное ими. Те, кто разделяет историческую судьбу народа, входят в него. Человек как свободная личность способен «откорректировать» свой небесный выбор, изменить свою национальную принадлежность, но это исключительное событие означает отказ от своего предвечного назначения, что ведет к радикальному изменению характера.

     От  своего народа человек получает условия  очеловечивания: язык, социализацию, культуру, цивилизацию, обустроенное пространство и конкретную эпоху. Благодаря родительскому лону народа и отеческому воспитанию человеческое существо может стать суверенной личностью и в этом качестве, в частности, получить возможность связи с другими народами и увлечься ими настолько, чтобы покинуть отчий дом или стать, например, западником. Но только свободная личность, то есть человек, достигший высшей формы персонализации, вполне осознает свою сопричастность народу. Он ощущает национальное как продолжение себя, плоды его деятельности сохраняются народом и вплетаются в национальную культуру. Творческие гении, будучи яркими индивидуальностями, наиболее явно выражают доминирующие черты общенационального типа.

     Люди, принадлежащие к одному народу, бесконечно разнообразны, отдельный человек может выражать национальный характер только частично. В народе может быть множество людей с противоположными свойствами. Национальный характер выражается в симфонической воле народа, в общенациональных деяниях, которые видны в крупных исторических масштабах. «Жизнь народа вообще, а великого народа – в особенности, развивается по закону больших чисел. Миллионы, десятки и сотни миллионов людей, поколение за поколением, в течение тысячи лет сменяют друг друга. И в этой массе, в этой смене сглаживаются отдельные случайности отдельных человеческих усилий. Вырисовывается некая определяющая линия национального характера, которую я назову доминантой… Эта доминанта в исторической жизни народа реализуется инстинктивно. И для каждого данного народа она является чем-то само собою разумеющимся… Все исторические деятели были не “вывесками”, не “двигателями”, а только симптомами известной национальной доминанты – определяющей черты общенационального характера» (И.Л. Солоневич).

     Общая природа, так или иначе, сказывается в каждой индивидуальности. «Это “общество внутри нас”, существующее в виде однотипных для людей одной и той же культуры реакций на привычные ситуации в форме чувств и состояний, и есть наш национальный характер. Он есть часть нашей личности… В основе национального или – точнее – этнического характера лежит некоторый набор предметов или идей, которые в сознании каждого носителя определенной культуры связаны с интенсивно окрашенной гаммой чувств или эмоций. Появление в сознании любого из этих предметов приводит в движение всю связанную с ним гамму чувств, что, в свою очередь, является импульсом к более или менее типичному действию. Вот эту единицу “принципиального знаменателя личности”, состоящую из цепочки “предмет – действие”, мы будем подразумевать под понятием социальный архетип… Социальный архетип передается человеку по наследству от предыдущих поколений. Существует в его сознании на невербальном, чаще всего нерефлексируемом уровне, но “вмонтирован” в него очень глубоко, и импульс, им возбуждаемый, бывает очень сильным, как правило, гораздо сильнее всего того, что может пробудить в психике человека любой элемент развитой рефлексивной структуры… Целостная структура личности “погружена” в ее архетипы, а те элементы, которыми личность соприкасается с окружающим миром, – “типичные действия” – и составляют ее этнический характер, лежащий в основании характера индивидуального» (К. Касьянова).

stud24.ru

Влияние христианства на общество

Влияние христианства на общество

И таинство Сыновьего распятья. Сам Бог - Отец незримо сторожит. Есть некий Свет, что тьма не сокрушит!

Православный храм на фоне ночного неба

Христианское учение произвело громадный переворот в мире. Церковь Христова, по словам апостола Павла, "столп и утверждение Истины" - распространилась благодаря трудам апостолов, а позднее епископов, священников и множества верующих людей. С самого своего начала Церковь Христова стала претерпевать гонения. Исполнились слова Спасителя: "Меня гнали будут гнать и вас".

Христианство распространилось с удивительной или даже чудесной быстротой; несмотря на то, что вся сила, вся мощь величайшей в мире (римской) Империи была брошена на него с самого начала. На месте языческих капищ, где еще недавно приносились человеческие жертвоприношения, возникали Церкви, на месте храмов в честь богов-страстей Вакха, Афродиты, Венеры, и пр., где царил ритуальный разврат, возникали христианские монастыри, где приносился обет целомудрия.

Христианская вера влияет, прежде всего, на душу человека, преображая и очищая ее. Прекрасный пример тому Святой князь Владимир. Грубый язычник, имеющий пять жен и 800 /!/ наложниц, жестокий, убивший., своего брата Ярополка, чтобы завладеть его женой и Киевом. После принятия крещения и обращения в Православную веру, становится, другим человеком. Он отпускает от себя всех жен и наложниц венчавшись на греческой царевне. Строит храмы, уничтожает языческие капища, раздает милостыню и не желает наказывать даже преступников. Видя, что больные не в силах приходить к нему за помощью, он приказал развозить по улицам мясо, хлеб, квас и пр. Жалея о своей жизни в язычестве он говорил: "Господи! Был я как зверь, жил я по-скотски, но Ты укротил меня. Слава Тебе, Боже".

Православие было той силой, которая собрала в 14-15 вв. русское государство воедино и помогло русскому народу сбросить татаро-монгольское иго, выстоять в 1612 г.,1812 г., в страшных гонениях 1917 19.. г. отстоять свою веру. Монастыри во время войн превращались в крепости вспомним осаду Свято - Троице Сергиевой Лавры в 1608 г., во времена моров, болезней в больницы и страноприимницы, в мирное время по в выражению А.С. Пушкина в светочи просвещения. Слова "русский" и "православный" стали синонимами.

Христианство является источником нравственности, искреннего сочувствия всякому, милосердия, кротости, незлобия, уважения, и самого отрадного чаяния при жизни и по смерти. Христианство влияет на общество только положительно. Оно объединяет людей, у них появляется единое религиозное чувство. Достоевский говорил, "если Бога нет, то все возможно". Это значит, если нет Бога, то убивай, грабь, насилуй, живи в свое удовольствие, не соблюдая никаких моральных или как сейчас говорят отсталых принципов. Нет Бога, нет совести, нет греха, все дозволено. После нас хоть потоп, как сейчас живет наше современное общество.

Соломон сказал: "Начало премудрости страх Господень". Это означает, что человек начинает бояться совершать грех, зло, боясь наказания от Бога. Многие могут возразить, сказать, что человек становится замкнутым, сомневается в своих действиях перестает свободно мыслить, но на самом деле человек не порабощается, он становится свободным от своих страстей дурных привычек и т.д.

Уже во времена апостольские появились т.н. ереси т.е. неправильные учения о Боге. В 1054 г. возникла официально ересь католичества. Католичество провозгласило главой Церкви не Христа, а человека Римского Папу (Папа - это звание римского епископа) и все более уклоняясь в различные искажения древней христианской веры которой осталось верно Православие, принимало и принимает все более уродливые формы. Нельзя отрицать и благотворного влияния на искусство, музыку. Но католичество это уже не христианство. Костры инквизиции, гонения на науку, торговля. индульгенциями и пр. породило протестантство, которое в свою очередь еще все более удаляясь от истинной веры множась на тысячи и даже десятки тысяч сект принимает такие уродства как Белое братство, Богородичный центр, церковь Муна и другие тоталитарные секты. В англиканской церкви, государственной религии Англии сейчас венчают представителей так называемых "сексуальных меньшинств". Это пример того как далеко можно уклониться от Истины и что сейчас некоторые люди принимают за христианство.

Истинное христианство - Православие оказывало и оказывает только положительное влияние на общество. И если мы видим какие-то нравственные падения в среде православных, даже духовенства, это лишь есть уклонение в грех данного человека, а не Церкви. Вспомним, покаяние апостола Петра и обращение апостола Павла.

(Реферат студентки Удмуртского Государственного Университета по социологии)

vityazi2005.narod.ru

Как церковь влияет на мышление человека

Не секрет, что в России православная церковь всегда являлась важным социальным институтом, играющим в жизни общества далеко не последнюю роль. В последние годы РПЦ претендует на все большее место в общественной, да и в политической жизни. Я хочу обратить особое внимание на активное лоббирование православной церковью школьного курса «основ религиозной культуры».Безусловно, церковь способна сыграть в жизни страны положительную роль. Ведь сами апологеты православия считают его способствующим росту духовности, терпимости, достижения общественного согласия. Все это так. Но разве в период социализма наше общество было менее духовным, чем, например, до 1917 года, когда православная церковь имела все возможности для влияния на социум? Я молчу о «согласии», о межнациональной «терпимости», в которых попросту не было необходимости в силу ощущения общности нашего народа как единого, советского. И достигнуто это было без привлечения религии вообще и какой-либо церкви в частности.

Но мне хотелось бы обратить внимание на несколько иные аспекты религиозного воспитания. Речь идет о воспитании, формировании психики. Конечно, в первую очередь «воспитательное» воздействие направлено на «будущих прихожан» – детей, но даже взрослые подвержены этому влиянию. Причем не самые худшие из взрослых! А именно те, кто ищут ответов на вопросы о смысле жизни, о месте человека в мире, ищут нравственные ориентиры, в значительной мере утраченные в последние два десятилетия. Иначе говоря, люди неравнодушные, стремящиеся стать лучше. Но возможно, с не слишком развитыми аналитическими способностями. И эти люди легко попадают под влияние религиозных организаций, лидирующее место среди которых занимает православная церковь.

Итак, какие же качества воспитывает церковь в пастве?

Основное, на мой взгляд, заключено в самой характеристике прихожан: «паства», «пасомые». Стадо, нуждающееся в пастухе. А стаду не нужно думать, для этого есть пастух, который направит в нужном направлении. А для этого нужно, чтобы «пасомый» полагался не на себя, а на облеченный доверием внешний авторитет. Как этого достичь? Прежде всего, сделать акцент на веру в противовес разуму и пониманию. И с этой задачей церковь вполне успешно справляется даже в отношении взрослых. Что уж говорить о воздействии на детей, еще безоговорочно доверяющим всему, сказанному взрослыми?

Как показывает мой собственный опыт общения с воцерковленными православными, подмена разума верой происходит весьма успешно. А к вере в догматы вплотную примыкает вера в церковь, как институт, и слепое доверие всему, что сказано представителями церкви. Всё! Мы получаем покорное стадо, привычно верящее любым «указаниям сверху».

А ведь есть и другая сторона вопроса. Что бы ни говорили о том, что и среди крупных ученых немало верующих, но в целом религиозное мышление противостоит материалистическому. И прежде всего в том, что материалистическое мышление опирается на разум, на понимание, а значит – на сомнение. Основным препятствием познанию мира в этом случае является недостаточное знание. Но это препятствие объективное и со временем преодолимое.

Более того, познание мира делает человека сильнее, и если применительно к материалистическому мышлению можно говорить о вере, то это вера в человека, в его собственные силы и возможности. И именно против этого направлено мышление религиозное.

Первым делом вера в человека заменяется верой в высшие силы; все лучшие человеческие качества отнимаются у человека и приписываются богу и уже в качестве особой милости они могут быть даны человеку. Естественная человеческая способность размышлять и сомневаться подавляется – ее место занимают вера и повиновение. Место знаний (а главное – желания знать) занимают мифы двух-, трех- и более тысячелетней давности, преподносимые в качестве абсолютной истины. А для ее восприятия в этом качестве нужна, прежде всего, способность верить – как общая установка, как доминирующее свойство личности.

Значит, есть все основания полагать, что такое качество, как вера, и будет прежде всего воспитываться на уроках «Основ религиозной культуры» – нового «закона божия». Приведу лишь одну фразу руководителя РПЦ: «Мы должны стандартизировать содержательный компонент образования и выстроить систему непрерывного православного образования – от детсада до вуза».

Если в государстве существует церковь, церковные вузы имеют право на существование. Идут в них люди далеко не случайные и в сознательном возрасте. Но заведомое влияние на детей, на мой крайне пристрастный взгляд, недопустимо.

 Допустив священнослужителей в систему образования, мы через десять лет получим поколение людей, неспособных к критическому мышлению. Более того: люди, воспитанные священнослужителями на готовых шаблонах, окажутся неспособны и к осознанному нравственному выбору, неспособны увидеть альтернативы, вообще развиваться нравственно и интеллектуально.

Если это и есть то воспитание, о необходимости которого говорит руководство страны, то Россию ждет незавидное будущее. Впрочем, многое здесь зависит от нас, от нашей позиции и желания защитить своих детей, видеть их разумными и самостоятельными.

lsvsx.livejournal.com

Влияние атрибутов православной веры на психику человека

Главная » Разное » Влияние атрибутов православной веры на психику человека

7 марта, 2014

Влияние атрибутов православной веры на психику человека

Любая религия оказывает определенное воздействие на человеческую психику. Православие из всех религиозных течений считается наиболее духовным, следовательно, более гуманным по отношению к психике человека. Призывая к доброте, милосердию, смирению, покорности, оно благотворно действует и служит для восстановления душевных сил. Святые, почитаемые в православии, – люди, близкие к идеалу. Они воспринимаются не просто как образцы для подражания, а как носители некоего недоступного простому человеку священства.

Главные символы православной веры — крест (распятие) и икона.

Крест

На кресте, как правило, изображается фигура распятого Иисуса Христа, иконы не имеют строгого канона и могут быть изображениями святых или сцен из Священного Писания. Такие атрибуты служат своего рода зримым воплощением всего того, во что верит человек. К ним у любого верующего вырабатывается определенное трепетное чувство, словно он имеет дело с определенным образцом святости и чистоты. Зримое воплощение образа Христа возвышает психику человека, создает впечатление соучастия в подвиге и страданий за веру.

Икона

Иконы со времен Древней Руси – неотъемлемая часть дома, его «красного угла». С увеличением мобильности общества иконы стали миниатюрными и переносными. Их вешают на шею, кладут в кошелек, рядом с водительскими правами. Традицией считается носить икону того святого, именем которого назван.

Значение

Влияние атрибутов православной веры на психику человека

В основном атрибуты православной веры люди покупают и носят на себе или с собой. Они считают их своего рода защитой: определенная тень или след Божественного становится духовным оберегом. Слово «ладанка» приобрело со временем универсальный характер: им называют и иконки, и мощевики, и складни, понимая под ним не столько место хранения ладана, сколько просто предмет с элементами святости. Он несет защитную функцию и одновременно обеспечивает определенную близость к Богу.

Человек, носящий крест или иконку, чувствует сопричастность к чему-то более высокому, чем его собственная суетная жизнь. Этим одновременно обеспечивается определенная свобода – мышления, сознания, поведения, и ставятся границы: причастность к большому не позволяет опускаться на уровень малого, низкого, постыдного. Психика не столько подвергается давлению атрибутов православной веры, сколько обретает в них помощь и поддержку. Сознание отвращается от обид, человек обретает надежду, а вместе с ней – силы и энергию. Самонастрой на спасение и вечную жизнь не гарантирует их, но формирует в психике механизм выживания, своего рода ментальный конструкт.

carcasson.com